Мосгорсуд сократил сроки Ходорковскому и Лебедеву

Длительность: 3мин 32сек Просмотров: 754 Добавлено: 8 лет назад
Описание:

Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву сократили срок заключения на один год. Таким образом, Ходорковский и Лебедев выйдут на свободу в 2016 году. Мосгорсуд принял сторону обвинения и изменил приговор в соответствии с пожеланиями прокуроров. Адвокаты обещают обжаловать решение в Европейском суде по правам человека.

Мосгорсуд объявил об изменениях в приговоре Хамовнического суда, вынесенном бывшим совладельцам «ЮКОСа» Михаилу Ходорковскому и экс-владельцу МФО «МЕНАТЕП» Платону Лебедеву, сообщает РАПСИ. В частности, Мосгорсуд уменьшил срок заключения подсудимым с 14 до 13 лет в колонии общего режима. Таким образом, Ходорковский и Лебедев выйдут на свободу в 2016 году.

Также суд снизил объем похищенной нефти, инкриминируемый Ходорковскому и Лебедеву, на 128 млн тонн (то есть на сумму 68 млрд рублей). Таким образом, суд удовлетворил требование гособвинения. Мосгорсуд также признал законным прекращение по истечении срока давности уголовное преследование обвиняемых по эпизоду, связанному с обвинением в хищении акций ОАО ВНК. Согласно закону, прекращение уголовного дела по истечению срока давности является не реабилитирующим обстоятельством, то есть подсудимый не признан по делу виновным, но и не признан невиновным.

«Суд в строгом соответствии с желаниями прокурора Лахтина переквалифицировал статьи по которым обвинялись Ходорковский и Лебедев и сократил объем якобы похищенной нефти (чтобы объемы хищения не превосходили объемы фактически добытого, как это было в обвинении)», – говорится на сайте пресс-центра Ходорковского.

Адвокаты Ходорковского и Лебедева намерены обжаловать решение в Европейском суде по правам человека. «А мы уже там», – сказала «Интерфаксу» адвокат Михаила Ходорковского Карина Москаленко в ответ на вопрос, будет ли второй приговор обжалован в Европейский суд. По ее словам, Мосгорсуд в кассационном порядке внес лишь «косметические изменения в приговор».

После решения Мосгорсуда приговор Хамовнического суда Москвы вступил в действие.

Кассация

Михаил Ходорковский, выступая с кассацией в Мосгорсуде, призвал остановить крушение права и прекратить таким образом уничтожение будущего страны. Платон Лебедев охарактеризовал приговор, как «в общем дурь». Трое из четырех адвокатов объяснили, почему Мосгорсуд должен отметить приговор Данилкина, а Шмидт рассказал о политической подоплеке дела. Прокуроры стояли на своем.

Суд

Кассационные жалобы Ходорковского, Лебедева и их адвокатов рассматривает коллегия из трех судей под председательством Владимира Усова, который является одним из самых опытных судей Мосгорсуда. Защиту осужденных в процессе представляют четыре адвоката, среди которых Алексей Мирошниченко, Юрий Шмидт, Вадим Клювгант, Константин Ривкин, остальные защитники присутствуют в зале как зрители. Сторона обвинения представлена двумя прокурорами – Валерием Лахтиным и Гульчехрой Ибрагимовой.

Как отмечает сайт пресс-центра Ходорковского, фотографов и операторов в зал № 507 не пустили, сказав, что они зайдут только на оглашение решения. При этом в коридоре пятого этажа установили три монитора и стулья для не попавших в зал пишущих журналистов. В зале присутствовали родители Ходорковского Марина Филипповна, Борис Моисеевич, жена и дочь экс-главы «ЮКОСа», дети Платона Лебедева.

Адвокат Константин Ривкин заявил в начале процесса ходатайство о возможности демонстрировать слайды, иллюстрирующие речь Лебедева. «Обращаю внимание на сомнительный характер этого ходатайства. Защитник Ривкин не упомянул ни одной нормы законодательства, которые позволяли бы демонстрировать документы на технических носителях. И еще. Мне непонятно, какие документы собирается демонстрировать защитник Ривкин — мы возражаем», – сказал прокурор Валерий Лахтин. Суд в ходатайстве защиты отказал.

Выступление Ходорковского

Михаил Ходорковский и Платон Лебедев находились за стеклом, в так называемом «аквариуме». Первым поднялся и подошел к микрофону Михаил Ходорковский. Его речь в папках разошлась по залу, отмечает пресс-центр.

«Можно ли поверить, что надзирающие прокуроры, получив максимум за 10 дней до процесса по 50 томов (а в нашем случае 200 томов) среднего экономического дела, работают с такой эффективностью? Где эти гении, за 10 дней вычищающие всё, навороченное за годы следствия? Мы за 8 лет таких не встречали. Я, конечно, господина Лахтина в виду не имею. Не смешно! Десяткам тысяч неправедно осужденных ежегодно – совсем не смешно! 15% предпринимателей подвергнуто уголовным репрессиям», – отметил Ходорковский.

Председательствующий попросил выступающего говорить исключительно по сути кассационного дела. Поднялся адвокат Юрий Шмидт: «Вы, Ваша честь, нарушаете права моему подзащитного. Это все по существу. Это все тесно связано». «Исправить этот приговор нельзя, косметика будет выглядеть глупо. Значит, — либо отменяйте, либо присоединяйтесь к преступникам, плюющим на закон», – обозначил для судей альтернативу Михаил Ходорковский.

Вскоре Ходорковский закончил свое выступление: «Правовое государство без честного суда не бывает, более того, именно с него оно начинается. За отсутствие правового государства наш народ уже заплатил миллионами жизней. Хватит! Крушение права – это уничтожение будущего страны. Это – предательство. А предательству нет извинения».

Полный текст выступления Ходорковского

Выступление Ривкина и Мирошниченко

Адвокаты в жалобе отметили, что приговором Хамовнического суда криминализируется хозяйственная деятельность ЮКОСа. «Уголовное дело подлежит прекращению за отсутствием в действиях подсудимых состава преступления», – говорится в жалобе.

Согласно позиции защиты, приговор в отношении Ходорковского и Лебедева может быть отменен Мосгорсудом, а дело, в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 24 УПК РФ, может быть прекращено за отсутствием состава преступления.

Кроме того, в жалобе защитники Ходорковского и Лебедева указали, что судья Виктор Данилкин не имел права выносить приговор, так как уголовное дело было не подсудно Хамовническому суду столицы. Адвокаты также утверждают, что председатель суда «не обеспечил состязательность сторон на процессе, обосновал приговор на недостоверных и недопустимых доказательствах, проявил грубую недостоверность при их оценке».

Также защита настаивала на отмене постановления о прекращении преследования Ходорковского и Лебедева по эпизоду, связанному с хищением акций Восточной нефтяной компании (ОАО «ВНК») по истечению срока давности. Согласно закону, прекращение дела по истечению срока давности является не реабилитирующим обстоятельством.

Адвокат Лебедева Евгений Мирошниченко заявил, что решение Мосгорсуда по делу Ходорковского станет частью истории. Он считает, что легализовать приговор Хамовнического суда «в приличной форме» невозможно. «Вся эта бессмысленная халтура – законная и обоснованная? – возмутился адвокат. – С вашей легкой руки с этим срамом мы должны идти в Европейский суд». Мирошниченко напомнил, что Мосгорсуд ранее признал законным решение Хамовнического суда о продлении Ходорковскому и Лебедеву срока содержания в СИЗО, однако кассационная коллегия Верховного суда отменила его.

После его выступления судья Владимир Усов призвал сторону защиты к корректности и попросил более аккуратно выбирать слова. «Пафос нам не нужен, нужна истина», – отметил судья. В свою очередь адвокат Константин Ривкин заявил о правовой безграмотности участвовавших в деле прокуроров. При этом, по его мнению, суд незаконно не снизил объем нефти, хищение которой инкриминировалось Ходорковскому и Лебедеву, хотя прокуроры отказались от части обвинений.

Полный текст выступления Алексея Мирошниченко

Полный текст выступления Константина Ривкина

После выступлений адвокатов Ходорковского был объявлен перерыв.

Выступление Лебедева

После перерыва к микрофону поднялся Платон Лебедев. «Кратко моя позиция, – начал Лебедев. – Это не приговор. Мой 40-летний опыт изучения экономики и бизнес-право дает мне законное право утверждать, что обвинение и приговор бездарно и примитивно сфальсифицированы. Фальсификация ведь имеет смысл если создается какая-то видимость правдоподобия, а в нашем деле никто из авторов приговора не имеет экономического образовния. И это парадокс». «Что ж вы так о других людях. Юрист — профессия широкая», – вмешался судья Усов.

Лебедев охарактеризовал приговор: «в общем дурь». Председательствующий отметил на это необходимости корректных формулировок. Лебедев продолжил: «Изначально отсутствовало место так называемого хищения. Без места — нет события. Однако у нас такое обвинение. Отсутствует напрочь временной фактор момента окончания преступления в обвинении. В обвинении даже исполнители так называемого хищения отсутствуют, и их действия. Все это авторам пришлось выдумывать в так называемом приговоре».

Судьи слушали, как кажется, внимательно, отмечает пресс-центр Ходорковского. «Хочу остановиться на главном. Именно в России было бы бесмысленно фабриковать дело на разнице между внутренними и мировыми ценами на нефть, ведь практически все прагматические россияне знают причины разницы в ценах на бананы в Африке и в Москве. Ведь пока никому даже в голову не приходит обвинять москвичей, покупающих сигареты в супермаркете, в хищении по так называемой заниженной цене по сравнению с Лондоном или Нью-Йорком, а оплату в кассе называть сокрытием хищения, а чек — фиктивным или подложным. Это я кратко изложил фабуду обвинения», – сказал Лебедев.

Выступление Клювганта и Шмидта

Адвокат Вадим Клювгант заявил в Мосгорсуде, что вынесенный в декабре прошлого года приговор по второму делу в отношении его подзащитного «украл» у того четыре года, отбытые под стражей по первому.

Хамовнический суд Москвы в декабре 2010 года приговорил Ходорковского и Лебедева к 14 годам колонии каждого за хищение нефти и отмывание выручки. С учетом первого приговора от 2004 года, по которому они получили по восемь лет лишения свободы за мошенничество и уклонение от налогов, и проведенного в заключении времени срок их наказания истекает в 2017 году. Клювгант считает, что приговор по второму делу не учитывает четыре года, которые Ходорковский и Лебедев уже отбыли в СИЗО, находясь под стражей по первому делу. Кроме того, по мнению адвоката, приговор по второму делу является «экспериментом над правом, законом и здравым смыслом».

Клювгант считает, что по версии прокуратуры бензин в России должен стоить 60 рублей за литр, а высшие лица государства, требующие снизить стоимость топлива, должны быть привлечены к ответственности. Он заявил, что прокуратура ставя в вину его подзащитным торговлю нефтью внутри России не по международным ценам, фактически выступает за повышение розничных цен на бензин, до мирового уровня – 60 рублей. «В некоторых передовых регионах уже приблизились к этой цифре», – с сарказмом сказал Клювгант.

Юрий Шмидт стал говорить о политическом характере преследования Ходорковского и Лебедева. «Вы должны говорить по существу жалобы, по приговору», – перебил его Владимир Усов. «Я говорю о том, что имело место вмешательство органов, не призванных осуществлять правосудие по российской Конституции. И была обеспечена круговая порука», – отвечал адвокат.

«Хотелось бы об экономической стороне послушать, не о политической», – сказал судья. Ходорковский и Лебедев рассмеялись, адвокат Шмидт предложил суду выбор: либо лишить себя слова, либо позволить говорить. Судья отступил, но когда Юрий Шмидт заговорил о том, что приговор не писался Виктором Данилкиным, Владимир Усов опять прервал адвоката вопросом: «Это вы из чего такие выводы делаете?»

Юрий Шмидт отвечал: «Приговор, как и вынесенное одновременно с ним постановление о прекращении дела в части в связи с истечением сроков давности содержат грубейшие искажения действительных обстоятельств, и выводы, откровенно противоречащие установленным в суде фактам. Эти искажения и фальсификации настолько наглядно демонстрируют правовую и экономическую безграмотность истинных авторов этих документов, плохое знание ими материалов дела а, главное – результатов их исследования в ходе судебного следствия, что полностью исключают авторство опытного профессионального судьи, председательствовавшего в процессе в течение 18 месяцев, и доказавшего свою способность разобраться в существе дела».

«Прошу вас перейти к кассационным жалобам», – стал настаивать Владимир Усов. Когда Юрий Шмидт стал рассказывать о свидетельствах Натальи Васильевой, атмосфера в зале Мосгорсуда наэлектризовалась, отмечает пресс-центр Ходорковского. «Я прошу прервать адвоката Шмидта. Он апеллирует материалами СМИ. И уже наговорил на хорошее представление в адвокатскую палату», – вмешался прокурор Валерий Лахтин. «Я вынужден вас прервать. Вы должны выступать по существу жалоб», – сказал судья. «Я говорю об обстоятельствах, которые могут повлиять на ваше решение по этому делу. Но давайте вы все-таки выслушаете меня и поймете, что каждое сказанное мною слово имеет основания», – отметил Юрий Шмидт.

«Мой коллега выступает в том числе и по доводам жалобы. В нашей дополнительной жалобе есть раздел о политическом характере преследования», – вмешался адвокат Клювгант. Шмидту дали закончить.

Выступление Вадима Клювганта

Выступление Юрия Шмидта

Выступление прокуроров

«Прошу приговор изменить и считать Ходорковского и Лебедева виновными в совершении преступлений, предусмотренных статьями 160 УК РФ (хищение) и 174 УК РФ (легализация) в редакции от 7 марта 2011 года, поскольку эта редакция позволяет назначить более мягкое наказание», – заявил прокурор Валерий Лахтин. При этом он подчеркнул, что обвинение просило срок наказания уже с учетом этих поправок, поэтому оснований снижать наказание нет. «Забирая по бросовым ценам нефть ЮКОСа, Ходорковский и Лебедев причиняли ущерб акционерам нефтедобывающих компаний, а затем и акционерам ЮКОСа, среди которых были иностранцы, инвалиды, пенсионеры и другие социально незащищенные слои населения», – отметил прокурор.

В ответ на утверждение защиты, согласно которому о законности сделок по продаже нефти говорит тот факт, что их никто не оспорил в суде, Лахтин подчеркнул: «Исходя из логики защиты, обнаружив следы преступления, надо сначала обратиться в суд и решить спор в гражданско-правовой сфере, а только затем обращаться с заявлением». Прокурор Валерий Лахтин также попросил суд сократить вмененный подсудимым объем похищенной нефти с 347 миллионов тонн до 118.

Также по мнению гособвинения защита не предоставила доказательств того, что судья Хамовнического суда Виктор Данилкин не является автором приговора. «Сегодня мы услышали различные версии о том, кому принадлежит авторство вынесенного приговора. Адвокаты привели свои домыслы, предположения, измышления, но не привели ни одного доказательства, подтверждающего эти обстоятельства», – сказала представитель гособвинения. Она заявила, что доводы о том, что приговор был вынесен не Данилкиным, «являются голословными».

Кроме того, представитель гособвинения заявила, что «нет оснований считать, что приговор вынесен незаконным составом суда, и эти доводы являются несостоятельными», также нельзя говорить о том, что «приговор суда является неправосудным». «На стадии прений сторон государственные обвинители уменьшили объем предъявленного осужденным обвинения в части сумм похищенного и легализации имущества, и просили учесть это обстоятельство при вынесении судом приговора. Суд, выслушав мнения сторон и проанализировав все обстоятельства по делу, не согласился, к сожалению, с нашей позицией по этому вопросу, но мы считаем, что суд имеет право на свое мнение, однако это обстоятельство никак не говорит о том, что суд был необъективным или предвзятым», – отметила она.

«Давление (на суд) исходило не от руководства нашей страны, а от Ходорковского, Лебедева и его защитников. Попытка защитников привязать ответ руководителя страны к вопросу журналистов и представить это как давление на суд – несостоятельна. Высокопоставленные должностные лица РФ не давали оценки предъявленному Ходорковскому обвинению и не анализировали собранные по настоящему делу доказательства», – отметил представитель обвинения.

Прокуроры попросили кассационные жалобы Михаила Ходорковского, Платона Лебедева и их адвокатов оставить без удовлетворения.

Спонсор: INFOX.ru
Категории: Государство