Мужчина не имеет права быть несчастным

Длительность: 27мин 04сек Просмотров: 697 Добавлено: 8 лет назад
Описание:

Выдуманные женщины учат мужчин. Анекдоты про двух клоунов, двух умирающих стариков и двух диджеев, рассказанные в спектакле «Комедия». А также разговор «на троих» корреспондента Infox.ru Аллы Шендеровой с Иваном Вырыпаевым и соавтором многих его постановок, режиссером Виктором Рыжаковым. Infox.ru представляет последнюю часть проекта «Ночи с Иваном Вырыпаевым», сделанного по мотивам «Театральной бессонницы», прошедшей с 12 на 13 февраля в центре «На Страстном».

Театр происходит здесь и сейчас

- У вас с Виктором есть сейчас в планах какой-то совместный проект?

Иван Вырыпаев: Я-то мечтаю поработать с Виктором Рыжаковым, но он всегда очень занят. Витя – человек, который отдал свою жизнь студентам Школы-студии МХАТ. Ему звонишь в три часа ночи, а он отвечает: «Я у студентов». Я не помню за последние годы, чтобы он ответил как-нибудь иначе.

- Когда мы беседовали в сентябре, вы говорили, что доделываете спектакль «Комедия», потом едете в Польшу, а потом, возможно, будет новый фильм или новая пьеса. Ну, и как?

И.В.: У меня действительно есть новая пьеса. Она называется «Иллюзии». Я написал ее по заказу одного немецкого театра, но у меня остались на нее права, и я буду ее делать в театре «Практика». Я бы и сам хотел в ней сыграть. В пьесе четверо молодых людей (уж, не знаю, могу ли я в свои 36 называться молодым) рассказывают историю четырех пожилых. Но если я сам буду играть, то мне нужен еще одни режиссер. В общем, у нас есть планы вести переговоры с Виктором Рыжаковым, хотя он и очень занят. Но репетиции начались потому, что по-другому нельзя. Второе, я буду снимать фильм по своей пьесе «Танец Дели». Это будет российский проект. Я, кстати, прочитал недавно в «Афише»: Женя Гришковец пишет, что я уехал в Польшу. Но он просто не в курсе - я здесь!

- Как возникла эта мистификация с фильмом про НЛО?

И.В.: Это не мистификация. Я действительно хочу сделать такой фильм, в котором все будет основано на реальных рассказах о контактах с НЛО. Персонажи будут говорить в камеру и показывать свое видео. Сейчас я собираю материалы, даже вроде нашлись продюсеры. Но сначала – «Танец Дели».

- Когда-то вы говорили о трилогии: «Июль», «Комедия», «Исчезновение». «Исчезновение» уже написано?

И.В. Да, правда, когда я писал «Июль», то думал о трилогии. Тематически все три пьесы разные, сквозного сюжета нет, но все-таки связь между ними будет ощущаться. Я очень хочу сделать «Исчезновение», но там должны участвовать не живые актеры, а роботы. Чтобы сделать роботов, нужно много денег. К тому же у меня и пьеса пока не полностью готова – только наметки.

- Мне показалось, что финальный монолог из вашего перформанса про НЛО, заканчивающийся подробным письмом из космоса о том, каким должен быть настоящий мужчина, сильно подействовал на сидящих в зале. Вполне взрослые люди в антракте ходили и повторяли эти слова: «Мужчина всегда собран, мужчина всегда знает, чего хочет, мужчина не может быть жестоким потому, что он чувствует свою силу…», то есть на них это повлияло. Вы когда писали, рассчитывали на такой эффект?

И.В: Вообще-то это монолог из другой пьесы. Я пишу ее для польского режиссера Гжегожа Яжины. Она называется «Dream works». Не буду рассказывать сюжет, но в середине пьесы героиня произносит такой монолог. Ну, не только его - смысл в том, что женщины учат мужчин. Все герои этой пьесы – американцы, они разговаривают как в голливудских фильмах, так что там и в помине нет пришельцев. Но не думайте, что я хотел кого-то поучать – это только вчера так прозвучало – от поучительного тона надо избавляться. Просто делать спектакли – и все.

- Просто – это как?

И.В.: Главное – не форма, не жанр, не фабула, а та энергия, которую получает человек. Говори о чем угодно: о конце света, о том, как служил на флоте, но если ты перекрываешь человеку энергию – плохо, а если открываешь – отлично.

- С чего вы начинаете каждый свой новый проект?

Виктор Рыжаков: Вот с этого и начинаем: как вернуться к тому театру, который открывает в зрителе какую-то энергию. Самое сложное – добиться этого через словесную и все другие конструкции. Остальное – либо вымысел, либо мистификация, которая необходима, чтобы начать разговор. Я согласен с Ваней: иногда совершенно не важен предмет. То есть он важен, естественно, но не это является главной целью. Важен энергетический обмен, когда ты, сидя в зале, понимаешь: елки, со мной что-то произошло.

- Как этого добиться? Я могу понять, что вот есть некий текст, написанный на бумаге, а вы превращаете его в череду мизансцен. Но как добиться нарастания этой положительной энергии?!

В. Р.: Для этого то, куда устремлен поиск, должно быть очень важно. Иногда просто важно быть вместе с теми, с кем делаешь спектакль, от этого желания быть вместе иногда и возникает что-то. Это как общие точки соприкосновения с какой-то группой незнакомых прежде людей. И эта потребность во взаимодействии и взаимопонимании сегодня становится необходимостью. Это банально, уже даже неловко об этом говорить, но общество потребления затягивает человека в некую капсулу, поэтому непосредственное общение, которое происходит в театре, сегодня - на вес золота. Мне вообще кажется, что театр – это искусство будущего. Не случайно, в начале 21-го века он вышел далеко за рамки классического понимания театра. Перформансы, инсталляции - все это идет от непосредственного желания человека найти контакт в реальном, живом пространстве. Потому что театр – то искусство, которое происходит со мной здесь и сейчас.

Спонсор: INFOX.ru
Категории: Театр