Джерард Баттлер как техник-обольститель

Длительность: 2мин 00сек Просмотров: 753 Добавлено: 10 лет назад
Описание:

Вышедшая в прокат «Голая правда» -- сдобренная Джерардом Батлером и сортирным юмором, но от того не ставшая более убедительной романтическая комедия.

Продюсерша регионального телеканала Эбби драконит подчиненных, специально для которых носит в сумочке футбольный свисток, а в свободное от работы время живет тайной духовной жизнью. Смысл этой жизни состоит в поиске идеального мужчины. Согласно давно составленному райдер-листу принц должен, в частности, любить книги, кино, классическую музыку и немного выпить. В популярном московском кафе-буфете «Маяк» таких в пятницу вечером можно складировать штабелями, однако в малокультурной американской глубинке с данным товаром перебои.

За неимением лучшего героиня живет с домашним котом. Тот, вопреки классификации видов по Шарикову, в данном случае животное полезное и играет при хозяйке роль шутника-озорника Купидона. Стаскивая питомца с дерева и повиснув на ветке вниз головой, Эбби знакомится с прибежавшим на помощь голым соседом-доктором, по которому почему-то сразу понятно, что если кто-то в поселке и любит Брамса, то это именно он. Тот же кот, пройдясь по пульту д/у, включает по телеку вечернее ток-шоу «Голая правда», как бы представляя продюсерше его ведущего Майка. В отличие от благообразного лекаря Майк соответствует самым негативным представлениям героини о мужчинах. Первым делом он сжигает прямо в студии несколько священных тематических брошюр про поиск спутника жизни, а потом сообщает зрительницам, что лучший способ хоть как-то заинтересовать кавалера на первом свидании – это доставить ему оральное удовольствие.

Счастье как Каспийское море

Эбби, естественно, мутит. Однако даже тот кинозритель, для которого поход на «Голую правду» станет вторым или третьим опытом знакомства с голливудскими мелодрамами, понимает, кто с кем тут будет целоваться на взмывающем в небо воздушном шаре перед финальными титрами. Авторы картины, в свою очередь, тоже знают, что зритель знает, и стремятся, по крайней мере, хоть как-нибудь разнообразить неумолимую, как факт впадения Волги в Каспийское море, дорогу к личному счастью.

В частности, для этого в пару к блондинке Кэтрин Хэйгл на правах пристяжного коня привлечен звезда «300 спартанцев» и «Геймера» Джерард Батлер. Зрителю теоретически должно быть интересно, как будет смотреться герой боевиков в мелодраматических рюшечках. Батлер, который все-таки посубтильнее, чем Дольф Лундгрен, и поартистичнее, чем цельнометаллический кабинетный шкаф, выглядит в рюшах приемлемо, благо не в первый раз. В «P.S. Я люблю тебя» его герой был мертв, в «Острове Ним» тоже все больше лежал, но в «Голой правде» Батлер демонстрирует известную живость. Он усугубляет эффект от фирменной небритости мохнатым костюмом Кинг-Конга, дает то Тома Круза в «Магнолии», то чуть ли не Аль Пачино в «Аромате женщины», когда, еще не поняв, в чем счастье, наставляет Эбби, на какой секунде брать трубку, если позвонит доктор.

Неромантичные вибрации

В придачу к Батлеру картина приправлена двумя сортирными шутками, которые по сценарию доверено аккумулировать Кэтрин Хэйгл. В одной шутке она трясет волосами над коленями соседа, всего-то пытаясь стереть у того с брюк пролитую колу — при том, что несколько сотен собравшихся на матч бейсбольных болельщиков воображают себе не пойми что. В другой раз она является на званый ужин в вибротрусах, пультом от которых случайно завладевает охочий до непонятной техники с кнопочками подросток. Это делает произносимый героиней тост более зажигательным, чем требовалось. Да и в дальнейшем Хэйгл то и дело оживляет свою игру нервическими подергиваниями.

Вибрации и Батлер не делают, однако, данную романтическую комедию ни романтической, ни комической. И поди пойми, почему. Например, слепленная из похожих компонентов и даже в похожих в пропорциях, и, более того, с той же артисткой, «Немножко беременна» Джадда Апатова исправно работает, а «Голая правда» -- нет. Вполне вероятно, причина неуспеха этой излишне просчитанной картины соответствует выведенной в ней морали. Которую, перефразируя Жванецкого, можно обозначить так: «И волосы у нас накладные, и сами мы не очень искренние».

Спонсор: INFOX.ru
Категории: Кино