Патриарх напомнил Путину о правах на имущество

Длительность: 5мин 05сек Просмотров: 677 Добавлено: 9 лет назад
Описание:

Патриарх Кирилл в четверг встретился с премьер-министром Владимиром Путиным и обсудил вопросы передачи Церкви «имущества религиозного назначения». Накануне предстоятель РПЦ совершил богослужение в Спасском соборе Спасо-Андроникова монастыря. Храм находится на территории Музея древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева. Патриарх оценил экспозицию и заверил, что РПЦ не собирается ссориться с музейщиками из-за имущества.

В четверг патриарх Московский и всея Руси Кирилл посетил Владимира Путина в резиденции премьер-министра в Ново-Огареве. Премьер поблагодарил предстоятеля РПЦ «за ту моральную поддержку, сочувствие, которое вы и вся Русская православная церковь выразили в связи с последними террористическими актами в Москве и Дагестане». Патриарх в ответ предложил главе правительства обсудить вопрос об «упорядочивании взаимодействия священнослужителей с теми службами, которые несут ответственность за ликвидацию такого рода трагедий».

После чего, как сообщила пресс-служба патриарха, речь зашла о передаче Церкви «принадлежавшей ей ранее собственности». Предстоятель РПЦ и премьер-министр обсудили законопроект о передаче Церкви культовых зданий и сооружений, подготовленный Минэкономразвития. Встреча продолжила состоявшийся в начале этого года диалог на высшем уровне. 5 января патриарх принимал Путина в своей резиденции. Тогда же в разговоре участвовали министр культуры Александр Авдеев и руководитель Федерального агентства по управлению государственным имуществом Юрий Петров.

Закон о передаче имущества религиозного назначения разрабатывается больше года. Пока можно говорить только об общих установках, а не о конкретных его положениях. Документ даст юридическую основу процессу, который идет и сегодня, но регулируется подзаконными актами и региональным законодательством. Речь идет о передаче Церкви храмов и движимого имущества, находящегося в государственной собственности.

Первыми тревогу забили музейщики. Они опасаются, что конфессии не сумеют должным образом обеспечить сохранность исторического и культурного наследия. Под их давлением первоначальный текст законопроекта был в значительной степени переработан. В последней редакции (хотя и она не окончательная, законопроекта как такового в принципе не существует – в Госдуму он до сих пор не внесен), с одной стороны, увеличился список ограничений: в собственность церкви не могут быть переданы памятники ЮНЕСКО и музейные фонды, с другой – прописано участие государственного бюджета в расходах на реставрацию и текущее содержание памятников.

Несмотря на такую эволюцию, большая часть музейного сообщества продолжает сомневаться в самой необходимости закона. Директор Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева Геннадий Попов видит за всей этой историей исключительно финансовый интерес: Церкви нужна недвижимость, власти – экономия. «Баба с возу – кобыле легче. Так всегда было. Шинель культурного наследия всегда была велика для государства. И оно всегда пыталось ее укоротить. Любыми способами. В конце 70-х, например, всерьез обсуждалась идея оставить от каждой эпохи по одному-двум-трем памятникам, а остальное снести. Что ждать от людей, которые не получили образования?» -- говорит Попов.

Он уверен, что городить огород с новым законом вовсе не стоило. Отдавать конфессиям святыни только потому, что их дорого содержать – преступно. Активно разыгрываемая карта о якобы восстановлении исторической справедливости, на его взгляд, несостоятельна: «Вспомним, что до 1917 года Церковь была в ведении Святейшего Синода, а Святейший Синод был министерством империи. Тогда законодательство было очень жестким. И если кто-то поставил лишнюю главу на храм или там смыл что-то… Такое бывало, но тогда виновные шли… Не скажу -- по этапу, но далеко за Можай».

Вопрос о сохранении наследия решить не так сложно, уверен Попов, было бы обоюдное желание. Достаточно с помощью компетентной комиссии определить статус каждого памятника. Передать в собственность или пользование Церкви можно те, которые не пострадают от активной эксплуатации. Другую группу должны составить те объекты, которые требуют особо бережного отношения: «Я не призываю использовать католический опыт с электрическими свечами, когда бросил что-то, и нечто зажглось. У нас менталитет не тот – нам нужно гореть и полыхать. Но использовать не парафиновые, а восковые свечи, которые меньше коптят, -- это же можно». И, наконец, в некоторых храмах следует вообще отказаться от службы, считает специалист.

Попов приводит пример с церковью Троицы в Никитниках: «Сначала освободили «по просьбам трудящихся» низ, где был отдел археологии и реставрации, потом музей (ГИМ) попросили отдать всю церковь. Вы были там? Вы помните эту тончайшую темперную живопись Гурия Никитина? Из нее потом копоть не выведешь. Невозможно там служить в принципе, она стоит там совершенно обнаженная, каждый мазок виден. А ведь иконостас делали царские изографы, он тот самый, 50-60-х годов. Теперь предполагается, поскольку это все на инвентаре Исторического музея, сделать туда копии. То есть фактически мы разрушаем единый исторический ансамбль. Я уверен, что сделать копии идентичные – это безумные деньги. Понимаете, проще построить один храм». Эксперты утверждают, что прежде чем заводить разговор о передаче в собственность, следовало бы толком разобраться с арендой. В бессрочном безвозмездном пользовании у РПЦ немало церквей по всей России. В том числе тех, чье убранство требует заботы специалистов. Сложность заключается в том, что ценности остаются на балансе музеев, а контролировать и даже получить доступ к ним у экспертов зачатую нет возможности. «Они (приходы. -- Infox.ru) пользуются, а отвечает музей. Совсем чушь собачья получается. Такое вот разделение труда», -- констатирует директор ЦМиАР.

Если во всей этой затее с законопроектом и есть что-то положительное, так это то, что он обратил внимание на очень трудное положение музеев, считает доктор искусствоведения, профессор Геннадий Попов.

Дискуссия дала свои результаты, в первоначально репрессивном тоне появился намек на конструктив. Как говорит Попов, «стало понятно, что передавать просто так все невозможно, надо сохранить что-то, что соответствует понятию «государственный музейный фонд», надо следовать законодательству об этом государственном музейном фонде и законодательству в сфере охраны памятников культуры. Это стало очевидно, и об этом всерьез заговорили».

Музейщики всем силами стараются предостеречь власти от непоправимой ошибки: «Посетителей музеев пока еще больше, чем посетителей церквей, никуда от этого не деться. Понимаете, мы ради 2-3% населения собираемся раскурочить огромное хозяйство».

Разработкой законопроекта о передаче имущества религиозного назначения конфессиям занимается Минэкономразвития. Теперь к нему подключилось Министерство культуры. Продолжается общественное обсуждение. От конечного решения будет зависеть, останется ли следующим поколениям то, что предыдущие сохранили для нынешнего. «Сохранять-то немного осталось. И если мы сейчас это загубим, то у нас одна сковородка на всех на том свете», -- подводит итог профессор Попов.

Спонсор: INFOX.ru
Категории: Люди