Четыре свадьбы и одни похороны в конном театре «Зингаро»

Длительность: 1мин 54сек Просмотров: 649 Добавлено: 9 лет назад
Описание:

Программа московского международного Чеховского фестиваля началась выступлением конного театра «Зингаро». Каждый вечер, с 26 мая по 7 июня, в Коломенском играют цыганскую свадьбу. Иначе не назовешь зажигательное шоу «Баттута», в котором лошади, как и люди, восхищают своей музыкальностью, грацией и отменным чувством юмора.

Лошадиная фамилия

Впервые создатель первого и пока единственного в мире конного театра Бартабас (псевдоним Клемана Марти) сел на коня в 1965 году -- восьми лет от роду. В семнадцать он уже организовал свою первую странствующую труппу «Театр ампорте», в которую вошли клоуны и акробаты. Спустя два года создал бродячий цирк «Алигре», на арене которого помимо людей выступали крысы, утки и лошади. Конный театр «Зингаро» возник в 1984-м, а название унаследовал от любимой лошади Бартабаса. В 1987 году театр выступил на фестивале в Авиньоне и с тех пор стал его неизменным участником. В 1989-м «Зингаро» осел в парижском пригороде Обервилье. Сегодня, как и раньше, создатель театра и его артисты живут в фургончиках рядом с шапито, поскольку, по утверждению Бартабаса, «лошади, как дети, требуют круглосуточного ухода».

Шутка мастера

В московском Коломенском театр «Зингаро» выступал уже дважды, и оба раза по приглашению Чеховского фестиваля: в 2001 году со спектаклем «Триптих» и в 2003-м -- со спектаклем «Кони ветра». В трагическом «Триптихе» лошади носились в такт «Весне священной» Стравинского, а в «Конях ветра» фоном служила не менее величественная музыка Пьера Булеза. И если две предыдущие постановки можно назвать зрелищами для эстетов, то демократичную «Баттуту» оценят и любители традиционного цирка, и поклонники фильмов Кустурицы, и даже те, кто не любит ни того, ни другого.

Сверху, из-под купола, в центр арены шапито бьют струи воды. Лошади задумчиво бродят вокруг этого водопада, поглядывая на трибуны, -- ждут, когда рассядется публика. Но вот на одну из трибун выходят строгие скрипачи в черно-белом, на противоположную – пестро наряженный духовой оркестр. Услышав первые аплодисменты, пегая лошадка принимает их на свой счет и кокетливо подгибает передние копытца.

Собственно, вся «Баттута», что в переводе с итальянского значит «шутка», пленяет не только виртуозно исполненными трюками, изысканными переливами света и заводной музыкой, а чередой таких вот неотрепетированных «случайностей» и, конечно, задумчивыми взглядами карих лошадиных глаз (Бартабас любит повторять, что лошади существовали на земле раньше человека, и от того у них эти мудро-снисходительные взгляды).

Свадьба верхом

Сюжет спектакля – цыганская свадьба. Изрядно попутешествовав по Азии и Тибету, Бартабас вернулся в Европу. Причем в Восточную Европу, туда, где он черпал вдохновение для первых своих спектаклей. Его скрипачи – выходцы из Трансильвании, а духовые – молдавский оркестр. Его артисты загримированы под персонажей Кустурицы, а скетчи, которые они разыгрывают, словно позаимствованы из его фильмов.

Жених умыкает невесту, за ним с улюлюканьем носится ее старик-отец. Музыкант играет на скрипке, созывая всех на свадьбу. Персонажи появляются на арене верхом или же сидя в кибитке, которую мчат лихие скакуны. В одной из кибиток кто-то моется под настоящим душем – зад и зубы демонстративно трутся одной щеткой; в другой мясник разделывает поросячью тушу, а гадалка раскладывает карты. На конях скачут цыганки, не поделившие какое-то пестрое тряпье, – веревка с бельем натянута между лошадьми. Верхом появляется даже медведь (переодетый артист), тоже сбежавший от старика. Соскочив с коня, медведь набрасывается на публику, а в следующей сцене он окажется в постели у невесты – кровать трясется в кибитке. За ней бежит отец, который потом будет обреченно укачивать плюшевого медвежонка. Жизнь так густо перемешана со смертью, что зал не перестает хохотать даже тогда, когда на арену выезжает кибитка с гробом – нарядный мертвец того и гляди вывалится от тряски.

Вероятно, это тибетские путешествия Бартабаса научили его смотреть на мир с мудрым и веселым прищуром философа. К тому же его лошади одним своим видом способны облагородить любую самую сомнительную шутку. Поэтому даже то, что в пересказе выглядит грубовато (включая стриптиз, который подгулявший на свадьбе цыган устраивает стоя на скачущем коне), в спектакле кажется изысканным. Да и сам Бартабас, в финале выезжающий на арену на маленьком кряжистом ослике, старательно вышагивающем среди длинноногих кобылок, смотрится верхом изящества.

Кстати, в программке «Баттуты» указаны не только имена наездников, но и всех 38 лошадей. Их назвали в честь греческих богов: Зевс, Аполлон, Хронос, Гермес, Посейдон, Эрос.

 

Спонсор: INFOX.ru
Категории: Театр