Судебная реформа защищает преступников, но не потерпевших

Длительность: 2мин 52сек Просмотров: 712 Добавлено: 9 лет назад
Описание:

В России принят ряд законопроектов, реформирующих судебную систему и систему исполнения наказаний. Но, по мнению некоторых экспертов, вводимые изменения затрагивают только осужденных и не касаются прав потерпевших. Цель судебной системы в России не меняется – она все еще имеет карательный, а не восстановительный характер.

В России продолжается реформа судебной системы. Президент с юридическим образованием еще во время предвыборной кампании говорил о необходимости реформировать эту ветвь власти. По уже принятым законам и разрабатываемым поправкам видно, что намерение Медведева постепенно реализуется.

В конце прошлого года Дмитрий Медведев внес в Госдуму ряд поправок, касающихся структуры судов общей юрисдикции, уже в конце января эти законопроекты были приняты. Согласно им, в российских судах будет введена апелляционная инстанция для рассмотрения решений по административным, гражданским и уголовным делам, не вступивших в законную силу. В отличие от кассации эта инстанция будет не просто проверять законность и обоснованность вынесенного решения, но и повторно рассматривать дело в полном объеме. Раньше апелляционная инстанция существовала только в делах, рассматриваемых мировыми судьями. Рассмотрение гражданских дел в апелляционном порядке начнется с 1 января 2012 года, уголовных – с 1 января 2013 года. По мнению экспертов, введение апелляционной инстанции приведет к более качественному пересмотру судебных решений.

К повышению качества российского правосудия должна привести и норма, обязывающая судей публиковать вердикты в интернете. С 1 июля 2010 года вступает в силу закон «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации», который сделает работу судов более прозрачной.

Ряд законопроектов разрабатывается по линии Минюста и касается гуманизации судебной системы. Один из них предполагает декриминализацию части статей Уголовного кодекса и введение административной преюдиции (это принцип, согласно которому первое преступление влечет административное наказание, а в случае рецидива назначается уголовное) по некоторым составам преступлений.

Серьезная реформа ждет Федеральную службу исполнения наказаний. Министерство юстиции фактически планирует перестроить всю пенитенциарную систему, упразднив исправительные лагеря и рассадив всех заключенных в тюрьмы либо колонии-поселения. Такая система, по мнению чиновников, помешает передавать криминальный опыт от рецидивистов «новичкам», а также пресечет преступления, совершаемые сотрудниками ФСИН против заключенных.

Кроме того, планируется активно применять наказания, не связанные с лишением свободы. С января 2010 года в России действует принципиально новый для России вид наказания – ограничение свободы, которое осужденный отбывает у себя на дому, с сохранением прежней работы. Глава Минюста Александр Коновалов также предложил вернуть в Уголовный кодекс советский вид наказания – принудительные работы. При назначении его осужденного отправляют в место, отличное от его места жительства, с назначением обязательных работ. Этот вид наказания планируется начать применять с 2011 года.

Реформа также коснется такой меры пресечения, как содержание под стражей. По мнению чиновников, применять ее можно только в исключительных случаях. В Минюсте уже готов законопроект, расширяющий возможности применения залога в качестве меры пресечения. Кроме того, планируется разработать поправки в законодательство, не позволяющие арестовывать обвиненных в экономических преступлениях.

С одной стороны, эти меры признаются юристами давно назревшими. Но, с другой стороны, некоторые эксперты считают действия властей в рамках судебной реформы все еще не систематизированными – это попытки исправить отдельные недостатки, не меняя систему в целом. Ольга Костина, лидер правозащитной организации «Сопротивление», занимающейся поддержкой потерпевших и свидетелей в уголовном процессе, считает, что гуманизация правосудия должна начинаться не с преступников, а с потерпевших, и именно их права надо защищать. А сейчас этого не происходит. «В российской судебной системе нет места для человека. Есть взаимоотношения между преступником и правоохранительными органами. Государству важно поймать и посадить преступника, и совершенно не важно, что потом происходит с потерпевшим», -- заявила Костина.

По мнению Костиной, вектор судебной системы должен быть не карательным, а восстановительным – то есть государство должно помогать восстановить справедливость и нарушенное праве. Такая система, по словам Костиной, действует во всех цивилизованных странах, но не в России. Справедливость восстанавливается при помощи материальных компенсаций и адекватного наказания преступнику. Костина заявила, что в России нет механизма изъятия такой компенсации.

Адвокат Игорь Трунов напомнил, как в России выплачиваются компенсации потерпевшим от уголовных преступлений. В процессе уголовного судопроизводства потерпевшим заявляется гражданский иск, решение по которому выносится либо вместе с приговором, либо позже – зависит от сложности гражданского процесса. Когда заключенный отправляется в места лишения свободы, сумма компенсации постепенно погашается из его зарплаты. Но проблема в том, что работа, а соответственно, и зарплата есть у заключенных далеко не всегда. Игорь Трунов привел пример: «После взрыва домов на Каширке мы в интересах пострадавших подали гражданские иски на крупные суммы к подсудимым Декушеву и Крымшихалову и выиграли их. Но наша подзащитная, женщина, у которой в этом доме погибла вся семья, за пять лет получила только 50 рублей в счет этого иска».

Есть и другой способ взыскать с подсудимого компенсацию – наложить арест на его имущество для обеспечения будущего иска. Но, по словам Трунова, в России так делают крайне редко – ни прокуроры, ни суд в этом лично не заинтересованы. А подсудимый, пока идет следствие, продает все свое имущество, так что к моменту вынесения приговора арест накладывать уже не на что. «Для того чтобы соблюдать материальные права потерпевших, надо внести кучу поправок в законодательство», -- уверен Трунов. В минувшую пятницу адвокат направил письмо Дмитрию Медведеву с призывом ратифицировать Европейскую конвенцию по возмещению ущерба жертвам насильственных преступлений и законодательно закрепить методики оценки компенсаций пострадавшим.

Ольга Костина, в свою очередь, уверена, что разработка работающего механизма выплаты компенсаций выгодна не только потерпевшим, но и подсудимым. «Я думаю, защита прав потерпевших сдвинет гуманизацию. Потерпевший, которому окажут своевременную помощь, у которого есть доступ к компенсации, не будет требовать сурового наказания для преступника», -- пояснила она. По словам Костиной, во многих случаях можно избежать заключения преступника в тюрьму – если при помощи компенсаций он восстановил причиненный им ущерб. Председатель думского Комитета по законодательству и сопредседатель «Ассоциации юристов России» Павел Крашенинников сообщил, что в ассоциации уверены, что закон о государственных компенсациях нужно принимать.

Спонсор: INFOX.ru
Категории: Государство