Москвичи борются за Дом художника

Длительность: 2мин 38сек Просмотров: 788 Добавлено: 10 лет назад
Описание:

Споры о судьбе здания ЦДХ и ГТГ снова обострились. Художники устроили митинг возле парка Горького и небольшой протестный перформанс перед входом в Третьяковку. Затем уже в самой ГТГ прошли общественные слушания по поводу проекта реконструкции.

Наконец дело получило серьезную общественную огласку, на что так рассчитывали члены общественного совета в защиту здания ЦДХ-ГТГ на Крымском валу, созданного минувшим летом. Целью совета, в котором наиболее активно выступают депутаты Сергей Митрохин и Евгений Бунимович, с самого начала была экспертиза высказываний и последовательности действий чиновников в отношении здания ЦДХ. Эта буквоедская работа пока не дала убедительных плодов, но совет не намерен сдаваться и теперь привлекает к своей борьбе горожан.

24 февраля у ЦПКиО прошел разрешенный митинг под охраной милиции, собравший около ста человек. Выступавшие, среди которых были член президиума экспертного совета при главном архитекторе Москвы Алексей Клименко и дочь одного из архитекторов ЦДХ Вероника Сукоян, доказывали, почему нынешнее здание ЦДХ-ГТГ жизнеспособно и технически современно (главный аргумент сторонников сноса – устаревшие инженерные сети).

Напротив входа в ГТГ тем временем художники под руководством Николая Полисского лепили снеговиков, которым вручали хулиганские транспаранты: «Молодец, Лужок, сноси, а художник -- отсоси!», «Не нужна культура, живопись, скульптура, нужен бизнес крепкий да побольше кепка». В течение получаса милиция транспаранты у снеговиков забрала и погрузила в машины. Митингующих снеговиков сначала не тронули, потом все-таки разнесли.

В ГТГ между тем подтягивался народ. Больше тысячи человек пришли участвовать в общественных слушаниях, проводимых управой района Якиманка. Обсуждали проект планировки территории кварталов 435-438, 442, 444 – то есть территории ЦДХ-ГТГ и парка «Музеон». Здание Художественного лицея на углу Садового кольца и Мароновского переулка на сегодняшний день исключено из проекта реконструкции, который разрабатывается Москомархитектурой по поручению правительства РФ.

Цель этой разработки – определить возможности комплексного градостроительного освоения территории Крымского вала. Как написано в официальных документах, «с учетом реализации проекта строительства нового здания для Третьяковской галереи». Все прекрасно понимают, что эта обтекаемая формулировка служит ширмой для коммерческого строительства на общественной территории. Цель слушаний – дать жителям Якиманки выпустить пар. Их мнение носит рекомендательный характер, а его высказывание должно дать психотерапевтический эффект.

Снос по просьбе собственников

Слушания провел Александр Кузьмин, главный архитектор Москвы, председатель комитета по градостроительной политике Москвы. Кузьмин успокаивал людей, а члены Окружной комиссии Центрального округа по градостроительной политике согласно кивали, мол, все замечания, устные и письменные, будут внесены в протокол и обработаны. Если замечания будут «нормальными», они могут повлиять на изменение проекта. Кузьмин говорил о том, цель реконструкции -- новое здание Третьяковской галереи; что данная территория имеет ограничения по видам строительства, а офисов и жилья здесь быть не может; что новые коммуникации прокладываться не будут – ведь коммуникации губят деревья. Как обновить инженерные сети, не раскапывая территорию «Музеона», осталось тайной. По словам Кузьмина, ЦДХ и ГТГ сами попросили построить им новые здания и перенести их поближе к Садовому кольцу.

Ему никто не верил. В зале топали и кричали на главного архитектора города: «Не будем слушать речи предателей!». Председателю исполкома Международной конфедерации Союзов художников Масуту Фаткулину (МКСХ принадлежат 40% здания ЦДХ, 60% -- ГТГ) как заинтересованному в реконструкции чиновнику пришлось перекрикивать дикий вой зала: «Почему мы не можем жить в лучшем здании? Мы еще много лет назад инициировали планы реконструкции. Мы примем этот проект, несмотря на ваши захлопывания!».

Куда бы выселить Третьяковку?

Оппозиция, состоящая из интеллигентов и пожилых жителей района, как и чиновники, не выбивалась из уготованной роли. Если чиновники веско молчали или отделывались вежливым канцелярским языком, то жители района преимущественно стенали, не возражая по существу, и чиновники почти не услышали реальных предложений, с которыми можно работать. Такие в основном подавались в записках -- вроде разрешения ситуации с проездом к жилым домам. Мнение аворитетной интеллигенции слушали более внимательно.

Художник Андрей Бильжо во время прений и вопросов, положенных по регламенту, был прям: «Ваше выступление нужно было начинать словами: ребята, мы хотим построить 17-этажную гостиницу, и нам некуда выселить Третьяковку. Спуск к водичке запланирован на жителей гостиницы? Да? Да. А проезд по набережной перекрывается. Оставьте ЦДХ и стройте гостиницу, если так нужно, на углу Садового и набережной».

Депутат Евгений Бунимович: «В девяностые было построено несколько учреждений культуры с коммерческой составляющей, которая против всех первоначальных обещаний только раздувалась. Театр Фоменко в нулевых был построен иначе – в здании театра находится только театр, хотя там были и инвесторы. Мое предложение -- убрать проект, дождаться конца кризиса и построить новое здание на бюджетные деньги».

Депутат Сергей Митрохин оперировал законами: «У нас в Москве часто хотят сделать что-то хорошее, но денег на это нет. Поэтому предлагают построить инвесторам, а расплачиваются с ними натурой, то есть землей. По существующему Земельному кодексу, владелец здания который его построил, имеет право на приватизацию. А статья 85 ЗК РФ говорит: земельные участки общественного пользования не подлежат приватизации».

Тут, кстати, стоит напомнить и слова Василия Бычкова, управляющего директора ЦДХ, директора компании «Экспо-парк», который на заседании по ЦДХ в Мосгордуме в конце минувшего года говорил: «Планы на дом художника нанесли серьезный ущерб нашей деятельности. К нам относятся теперь с большой осторожностью. У меня на столе лежит письмо из Росархива, где написано примерно следующее: «В связи со слухами о предстоящем сносе ЦДХ просим архивировать все документы и материалы и сдать».

По его информации: «Есть в документах смешная хитрость – что будут апартаменты для художников. Хотел бы я посмотреть на художника, который будет бесплатно творить на квадратном метре стоимостью к тому моменту тысяч 50 евро. Лицемерны заявления: «Третьяковская галерея нуждается в новом здании». 30 лет оно стояло, и никто копейки в него не вкладывал. Мне ясно, что функция территории кардинально изменится».

«За уверениями, что планы застройки территории вокруг ЦДХ базируются на желании помочь культурным институциям, -- считает Бычков, -- стоит желание заработать огромное количество денег на одном из последних открытых пространств у реки недалеко от Кремля».

Михаил Пукемо, гендиректор «Музеона», автор концепции парка искусств на Крымской набережной рассказал под занавес об удивительном факте: «В 2003 году я инициировал совещание у Лужкова с приглашением всех возможных застройщиков территории парка и природоохранных департаментов. Лужков дал тогда распоряжение Москомархитектуре: ни одного нового наземного сооружения. Вход в «Музеон» должен быть открыт. Было дано поручение всем ответственным департаментам сохранить за «Музеоном» территорию природного комплекса существующего размера, который исключает возможность строительства любого жилья, в том числе гостиниц». Сообщение было встречено гробовым молчанием президиума.

«Важно во время кризиса быть готовым к тому моменту, когда он кончится», -- сказал между прочим Кузьмин. К моменту окончания кризиса и нового притока капитала в Россию новый 17-этажный отель в центре Москвы должен быть готов. Поэтому, например, посетители постоянной выставки развития Москвы в НИИПИ Генплана уже сейчас могут с удивлением обнаружить, что на постоянно меняющемся макете города на месте здания ЦДХ – пустое место.

Судьба ЦДХ в руках Москомнаследия

Почему ЦДХ нельзя поставить на охрану и тем самым спасти от сноса? Это вопрос к федеральным законам (здание ЦДХ принадлежит федеральному правительству, а земля вокруг – Москве) и к ЮНЕСКО. Здание ЦДХ сдано в 1979 году, проект утвержден в 1963 году. Если считать с 1963 года, то годы, положенные для утверждения здания в ранге памятника архитектуры, набегают. Поэтому важно, с какого момента считать. Этот тонкий вопрос может решить только Москомнаследие, принявшее документы на утверждение ЦДХ памятником архитектуры, поданные дочерью архитектора ЦДХ-ГТГ Вероникой Сукоян.

Спонсор: INFOX.ru
Категории: Выставки