Цирк на Цветном стал державным

Длительность: 2мин 51сек Просмотров: 919 Добавлено: 10 лет назад
Описание:

Смертельный номер хорька и шимпанзе с пейсами показывает в новой программе «Держава» Цирк на Цветном бульваре. Режиссер представления Наталья Маковская стремилась рассказать публике, сколь велика и многонациональна Россия. Шоу, однако, наглядно иллюстрирует не процветание разных культур, а тот факт, что клоунада и режиссура у нас сегодня сильно уступают дрессуре и акробатике.

«Нам все время нужно думать, что они (зрители) хотят «кушать» в цирке, иначе мы выйдем в тираж», -- беспокоился когда-то знаменитый клоун Карандаш -- Михаил Румянцев. И советский, и досоветский цирк всегда славился остротой реприз. На арене могли отчебучить то, чего никогда не позволили бы себе, скажем, в театре. В начале ХХ века выходки клоунов кончались приходом жандармов и потом пересказывались друг другу шепотом. Легендарным был случай, когда после Цусимы клоун предлагал публике согнуть монету -- ничего не получалось, монета падала. «Не валяйте дурака!» -- говорил клоун, демонстрируя первым рядам изображенного на монете Николая II.

Остросоциальным и сатирическим цирк был и в советское время. Посреди застоя 1970-х Юрий Никулин и Михаил Шуйдин показывали пародии на работников прилавка, безбожно обвешивавших покупателей, или на работяг, застигнутых за распитием водки, или на процесс киносъемки: трое доходяг тащили бревно, изображая бодрый коммунистический субботник…

Понятно, что в современном цирке все иначе. Лучшие клоуны (вроде Вячеслава Полунина) придумывают собственные шоу и предпочитают аренам театральные подмостки. Цирк сегодня славен совсем не клоунами.

Великий немой

Перед началом представления Максим Никулин, худрук Цирка на Цветном и руководитель проекта под названием «Держава», сообщил публике, что именно его труппе выпало представлять весь российский цирк во Франции в 2010 году.

Так что нынешнюю «Державу» можно считать плановой подготовкой к году России во Франции. Вероятно, полное отсутствие клоунских реприз можно списать на будущий языковой барьер. Этим же приходится объяснить тот факт, что участники программы бесконечно переодеваются: зрители должны успеть разглядеть костюмы всех народностей, населяющих Россию.

«Для нас главное было передать яркий национальный колорит», -- говорит режиссер Наталья Маковская. Собственно, колорит этот исчерпывается костюмами и народными мотивами, вплетенными Михаилом Экимяном в традиционную цирковую музыку.

По сюжету представления путешествующий по России француз заезжает к ненцам, карелам, бурятам, осетинам, евреям и т. д. Однако понять все это можно только из пресс-релиза. В реальности клоун Джеймс Гудвин, как и положено клоуну, выскакивает на арену в самых нелепых местах. Путается в лонжах, норовит сесть на кобылу задом наперед и всячески отвлекает от дела акробатов и жонглеров.

Мешковатым клетчатым пиджаком и нарочито сутулой спиной Гудвин даже похож на Юрия Никулина. Клоун он ловкий и остроумный: позавидовав жонглеру, запускает в зрителей тарелкой, а потом умудряется поймать ее в свои широченные штаны. Или прыгает на скакалке, держа на носу стакан, -- потом выясняется, что стакан приклеен намертво. Все его фокусы кончаются разоблачением, и это вовсе даже не плохо. Печально другое: с публикой Гудвин не разговаривает. Не потому, что француз (Гудвин -- псевдоним живущего во Франции Виктора Васильева), а потому, что традиция остроумных речевых реприз утрачена, похоже, окончательно.

По наклонному канату

К чести авторов шоу, им удалось собрать вместе тех, кто выступает в Европе куда чаще, чем дома. Изумительная гимнастка Анастасия Ахлубкина вертится в кольце под куполом Парижского цирка гораздо чаще, чем в Цирке на Цветном.

Гимнасты на полотнах Ольга Голубева и Евгений Ефремов, акробаты на шестах под руководством Михаила Канакова, всадница Екатерина Аленцева, жонглер Сослан Саунов -- все они достойны превосходных эпитетов.

Если же к этому добавить Марину Осинскую, потомственную эквилибристку, расхаживающую без страховки по наклонному канату (сложность и опасность этого номера понимают только циркачи, прочие просто любуются грацией), то новая программа может впечатлить даже тех, кто совсем не любит цирк.

Мешает только «державность», то есть слегка шовинистический и откровенно бредовый колорит, при котором фокусники и наездники то и дело появляются в кокошниках и красных рубахах с кушаками. Шимпанзе из номера знаменитого Азиза Аскаряна и вовсе щеголяют в кипе и с пейсами, изображая еврейскую свадьбу, а потом тоже надевают сарафаны с кокошниками…

Сага о хорьках

Что в «Державе» бесспорно на высоте, так это все номера с дрессурой. Причем, как объясняют работники цирка, дрессура у них нынче не карательная, а та, что подразумевает диалог и сотрудничество человека с животным. Даже в «Борьбе с медведем» (Юрий Пантелеенко практически сует голову зверю в пасть) чувствуется, что агрессивное по природе животное вполне дружелюбно к дрессировщику.

Настоящими же звездами шоу выглядят шесть кошек Анели Росляковой и хорьки Ольги, Артема и Андрея Аверюшкиных. Невозможно описать, с какой самоотдачей кошки лазали по брусьям, прыгали и танцевали на задних лапах. Белый кот, помахивающий хвостом точно в такт музыке, несомненно, большой артист.

Что касается хорьков -- номер Аверюшкиных уникален. Хорьки редко появляются на арене и дрессировке почти не поддаются, то есть заставлять их что-то делать бесполезно, можно только попросить. Высоты эти животные боятся, а если и прыгают, то исключительно из любви к хозяевам. Так что безымянный хорек, бесконечно долго готовившийся к прыжку и несколько раз отбегавший от края трехметровой вышки, заслужил единодушное «Ох!», которым цирк встретил его смертельный номер.

Спонсор: INFOX.ru
Категории: Театр