Михаил Ильичев: на нашем медийном рынке очень много политики

Длительность: 2мин 03сек Просмотров: 227 Добавлено: 7 лет назад
Описание:

Десяткам видеосервисов нет места в рунете, уверен генеральный директор RuTube Михаил Ильичев. Они не нужны ни пользователям, ни рынку, поэтому и не окупятся.

-- Каким для вас был первый квартал 2010 года?

-- Мы со своим финансовым планом в 2009 году справились, и на 2010 год мы себе поставили амбициозный план по выручке, которая практически в два раза больше, чем в 2009 году. В первом квартале 2010 года мы заработали в два раза больше, чем в начале 2009 года. Но для интернета первый квартал непоказателен, так как годовых контрактов немного, и в общей массе бюджетов это незначительная доля. Четвертый квартал имеет наибольший вес при подведении итогов года, поэтому по первому кварталу судить довольно сложно и о состоянии рынка, и о своих перспективах.

-- Какую долю рынка видеорекламы в сети занимает RuTube?

-- В своем сегменте мы зарабатываем больше трети рынка, я считаю. Видеорекламу пытаются мерить разными способами. Поскольку цифры небольшие, отклонения между оценками часто очень значительные. Мы сделали свою оценку: прошлый год мы оценили в 300 млн руб. Считаем, что в этом году рынок видеорекламы в интернете в России вырастет на 50-60%. В 2011 году он должен дойти до 700 млн руб., а в 2012-м вплотную подойти к 1 млрд руб. и даже больше. В 2010 году мы хотим сохранить свою долю рынка, может быть, даже увеличить, несмотря на то что видеосайтов появляется больше.

-- Основной источник дохода -- это реклама в профессиональном контенте?

-- Реклама в целом. Реклама на профессиональном контенте таргетированная, стоит просто чуть-чуть дороже, но она не является основным источником дохода, потому как мы довольно большая площадка с большим охватом аудитории, порядка 10 млн российских пользователей в месяц. И основные коммуникационные задачи, которые с нашей помощью решают рекламодатели, это чаще охват и имиджевая реклама. В большинстве случаев рекламодатели заинтересованы в охвате аудитории. Поэтому рекламу покупают в ротации по всему сайту. Мы гарантируем качество контента и стараемся с помощью модерации делать все, чтобы ни один из брендов не попал в некомфортную для него среду. Поэтому таргетированную рекламу покупают только на профессиональный контент, она не является основным источником дохода.

-- В основном зарабатываете на медийной рекламе?

-- Да, на медийной в большей степени. Контекстная тоже имеет свою долю, но незначительную.

-- Разрабатываются ли какие-то дополнительные варианты монетизации?

-- Мы пробуем разные сервисы, связанные с видео. Поскольку основной продукт -- видеоконтент, мы пытаемся искать сервисы, которые связаны с ним, которые можно построить вокруг него и которые в том числе могут принести нам дополнительный доход. Запустили контекстную рекламу в плеере, также мы сейчас ведем переговоры с рядом операторов контекстной рекламы для того, чтобы попробовать их сервисы в плеере на разную аудиторию и в том числе на зарубежный трафик. Возможно, в этом году появится возможность для RuTube, которая позволит пользователям размещать в своем видео разные графические объекты, в том числе кликабельные объявления или какие-то дополнительные объекты. Был запущен в прошлом году сервис видеознакомств совместно с Mamba.ru. Есть еще ряд идей, как можно, используя видеоконтент, предоставлять пользователям услуги и получать за это дополнительный доход. Но ни один из этих сервисов, наверное, не претендует на то, чтобы стать основным источником дохода. Это скорее дополнительные возможности для пользователей, часть из которых будет платной в силу того, что их создание требует от нас инвестиций и операционных затрат.

-- Как изменилась аудитория RuTube за последние полтора года?

-- За последние полтора года аудитория выросла в два с половиной раза. В отношении социально-демографического состава ничего сильно не изменилось, у нас где-то порядка 55-57% мужчин и 43-45% женщин. Аудитория стала более активной, потому что видео в интернете перестало быть диковинкой. Аудитория довольно много проявляет и социальной активности в том числе, создает сообщества, вступает в различные интерактивные взаимодействия. И в общем-то довольно много загружают видео, подписываются на каналы интересных пользователей и на каналы профессионального контента. Активность стала выше, это можно заметить и по объему регистрации. Сегмент видео в интернете за 2009 год прирос больше чем любой другой сегмент в процентном выражении: больше, чем социальные сети; больше, чем почта; больше, чем прослушивание и скачивание аудио. В абсолютных числах это тоже значимый прирост. Видео по итогам 2009 года - самый быстрорастущий сегмент в российском интернете. И это подтверждает поведение пользователей.

-- Основная аудитория это Москва и Санкт-Петербург?

-- Если мы говорим только про российскую аудиторию, то Москва и Санкт-Петербург составляют около 50%, остальные 50% распределены по наиболее крупным городам: это порядка еще 25% трафика, и где-то около еще 25% трафика приходится на остальные города России, которые не входят в пул «миллионников».

-- Вы запустили в мае видеоплатформу, основная задача которой -- формирование рынка легального видео в интернете. Как сейчас складываются отношения с правообладателями?

-- Основная задача сервиса дистрибуции видео, который мы сейчас развиваем, заключается не в борьбе с пиратством. Основной задачей является помощь в легальном распространении видеоконтента в цифровой среде для правообладателей. Помимо отсутствия очищенных прав на digital у большинства правообладателей сегодня вторым препятствием, не менее тяжелым, является отсутствие нормальных инструментов для digital-дистрибуции видеоконтента. Довольно сложно для правообладателя, который зачастую может быть некомпетентен в вопросах цифровой дистрибуции, очень быстро, понятно и прозрачно для себя ее организовать. Пример -- это продакшн-студии. Крупные известные студии имеют большие библиотеки контента и оставляют за собой digital-права на него. Понимая возможности монетизации этого контента, или даже просто продвижения, потому что все больше и больше людей смотрят видео в интернете, у студий есть. Но нет однозначного ответа на вопрос: «Куда мне пойти, чтобы свой контент сделать доступным в онлайне?» Надо прийти и договориться. Причем желательно в одно место, а не в десять. Также важно наличие прозрачной схемы разделения доходов. Мы хотим обеспечить для большинства правообладателей такие условия. Более того, мы говорим не только о распространении в интернете видео. Мы ведем экспериментальные разработки, связанные с дистрибуцией в других цифровых средах. Это мобильная среда, это всевозможные приложения, в том числе для мобильных телефонов. Размещаем виджеты в телевизорах.

-- На каких условиях вы работаете с правообладателями?

-- Схема оказания услуг цифровой дистрибуции еще разрабатывается, она не запустилась в коммерческую эксплуатацию. И в дальнейшем ценообразование на эти услуги будет зависеть от ряда факторов в зависимости от того, как мы договоримся с правообладателями, и в зависимости прежде всего от задач самого правообладателя. У нас есть собственный sales-house, мы рассчитываем предоставлять услуги продажи рекламы, совмещенные с контентом того или иного правообладателя. Если правообладатель к этому готов, мы можем разместить рекламу не на уровне веб-сайта, а на уровне отдачи контента независимо от того, из какого места его будут потреблять. И совмещая рекламу с контентом, мы можем сразу зарабатывать вместе с правообладателем дополнительные деньги за счет медийной модели монетизации этого контента.

-- Сколько RuTube рассчитывает добавлять к себестоимости услуг цифровой дистрибуции?

-- Есть операционные расходы, есть какой-то стандартный процент маржинальности. Я сейчас не могу говорить, потому что цены не сформированы до конца.

-- Видеохостинги обвиняют в размещении пиратского контента. Вы, как российский аналог YouTube, как это прокомментируете?

-- Самостоятельно мы никакой контент не выкладываем, мы существуем как платформа, которая старается формировать содержание того контента, который выкладывают на сайт пользователи, управляя его тематикой, актуальностью. Силами наших сотрудников никакой контент на сайте не появляется. Все это делают либо пользователи, либо наши партнеры и редакторы из компаний, с которыми был заключен лицензионный договор. Мне довольно сложно прокомментировать эти обвинения. Кому они были адресованы, мне неизвестно, но явно не в нашу сторону.

-- Как работает система видеомониторинга?

-- Для того чтобы защищаться от пиратского контента и от контента незаконного содержания, мы используем ряд инструментов: модерирование контента с помощью модераторов -- непосредственного просмотра людьми. Также мы используем систему, которая позволяет нам делать раскадровку загруженных роликов. И в общем-то довольно сложно скрыть даже внутри ролика какой-то контент незаконного содержания или нарушающий чьи-либо права. Мы остановили свой выбор на одном из технических решений по поиску образов в видео. И сейчас занимаемся его внедрением на нашу платформу для того, чтобы защита от пиратского контента обеспечивалась если не стопроцентно, то близко к этому значению.

-- Чувствуете ли вы давление со стороны силовых структур? Чувствуете цензуру?

-- У нас есть закон прежде всего. Насчет цензуры мне ничего не известно, и коммуникации с правоохранительными органами ограничиваются только запросами в отношении того или иного автора или пользователя, который выложил ролик. Запросы связаны с тем, что в ролике содержится какая-то полезная информация для правоохранительных органов. И на основании закона о милиции они обращаются к нам с запросами о дополнительной информации. Каких-то обращений рекомендательного характера от правоохранительных органов мы не получали. Контент незаконного содержания стараемся исключать из публикаций на нашем сайте еще на этапе его загрузки, если такие попытки случаются.

-- Каково сейчас процентное соотношение пользовательского контента и продуктов телеканалов группы «Газпром-медиа»?

-- Сравним лучше пользовательский контент с профессиональным, не ограничивая профессиональный только группой компаний «Газпром-медиа». Мы сотрудничаем не только с компаниями, которые входят в холдинг. Я думаю, что самое справедливое сравнение связано именно с цифрами, которые демонстрируют нам соотношение просмотров. В этом году процент просмотра профессионального контента перешел за половину, и сейчас 53-55% от всех просмотров составляет просмотр профессионального контента.

-- В группе профессионального контента какая часть видео поступает именно от каналов «Газпром-медиа»?

-- Я не рассчитывал никогда.

-- На рынке формируется отношение к RuTube как к филиалу телеканала ТНТ...

-- Компании «Газпром-медиа» разумно пользуются возможностями, которые предоставляет им RuTube. Но RuTube предоставит эту возможность любому другому, кто захочет ее получить. Мы обсуждали перспективы сотрудничества с телеканалом СТС на платформе RuTube, еще с рядом крупных правообладателей, в том числе с производителями нишевых каналов, которые в основном распространяются на платформах спутникового и кабельного вещания. И разумные руководители понимают возможности RuTube для цифровой дистрибуции своего контента. У некоторых стоит задача монетизации, у некоторых стоит задача продвижения своих брендов в цифровой среде. И если менеджмент правильно понимает значение онлайн-дистрибуции для этих целей, то препятствий у них не должно быть. На нашем медийном рынке очень много политики, и это многим мешает пойти на сотрудничество с RuTube, несмотря на то что мы предлагаем довольно выгодные условия и довольно значимые возможности для работы с видео в онлайн-среде. Может быть, этим предопределен круг тех, кто размещается на нашей платформе, но это не только холдинг «Газпром-медиа».

-- Каковы результаты переговоров с СТС?

-- Ну они решили делать собственную платформу, насколько я понимаю. Я думаю, что многие начнут делать собственные ресурсы. Это довольно странно, так как аудитории не нужно 40 или 50 отдельных ресурсов. Есть пул крупных телеканалов, есть пул довольно крупных по объему библиотек продакшн-студий, есть нишевые каналы, есть еще крупные западные правообладатели: Discovery, может быть, Disney. Представляете: завтра вы проснетесь, а у вас 40 или 50 сайтов, которые демонстрируют видео. Это очень неудобно для аудитории, им не нужно 40 или 50 сайтов. Поэтому только единицы смогут попасть в медиапланы рекламодателей. Но не 40. 40 не смогут выживать, потому что их доходы будут незначительными или их вообще не будет. Безусловно, должна быть какая-то консолидация. Возможно, многие наиграются сейчас собственными ресурсами, вложив значительные деньги. Порог входа на этот рынок - порядка $1,5-2 млн. Инвестиционные затраты и последующие операционные затраты -- до $500 тыс. в месяц.

-- Проекты окупаются?

-- А вот это как раз зависит от того, насколько успешным проект будет с точки зрения продаж. Я еще раз повторяю, что 40 площадок, и даже 30, даже 20 таких площадок сегодня рынку не нужны. Ни пользователям, ни рынку они не нужны. Окупаемости у этих площадок просто не будет.

-- Как вы оцениваете новый проект Zoomby?

-- Я бы не хотел давать какую-то оценку. В целом это в рамках тенденции, которая сейчас существует на рынке. Был запущен проект, который преимущественно содержит библиотеку ВГТРК. Но сейчас они очень успешно набирают контент других производителей, крупных медиакомпаний. Им есть куда развиваться и с точки зрения наполнения библиотеки, и с точки зрения удобства обращения с ресурсом. И с точки зрения технологической дистрибуции, потому что на этапе запуска были проблемы. Но это все, я думаю, временно, и если проектом будут продолжать заниматься, его могут привести в довольно приличное состояние.

-- Мешает ли интернет-платформам аффилированность с крупными контентными компаниями? Мешает ли это привлечению контента других правообладателей?

-- Конечно, это мешает, потому что создается ощущение того, что, если площадка будет обладать каким-то контентом эксклюзивно, это может увеличить либо ее аудиторные показатели, либо коммерческие. Но с точки зрения коммерческого потенциала, вряд ли это может сильно драйвить площадку, потому что рекламодателям, как правило, нужен просто контент определенной тематики либо определенной степени премиальности. Относится он к этому производителю или правообладателю или к другому аналогичному, как правило, для рекламодателей значения не имеет. С точки зрения аудитории возможно. С одной стороны, это ниша, которая может вам гарантировать определенную долю аудитории, с другой стороны, эта ниша вас и ограничит в отношении дальнейшего роста аудитории. То есть это в общем-то создает уверенность на старте, но ограничивает вас в дальнейшем.

-- Видите ли вы перспективы у модели с платным контентом?

-- Мы знакомы с рядом исследований в отношении степени готовности российской аудитории платить за контент. Да, безусловно, аудитория готова платить в ряде случаев, когда речь идет о премиальном контенте, когда речь идет о качестве, когда речь идет об удобстве и прочих условиях, которые в общем-то довольно очевидны. Люди действительно отвечали: «Да, мы готовы платить». Но обеспечить эти условия в нашем случае довольно сложно. Просто потому, что качество доставки и состояние инфраструктуры вообще в России пока ожидает лучших времен. Более или менее гарантированную доставку можно обеспечить только в границах Москвы и, может быть, Санкт-Петербурга. Что касается степени премиальности контента и его новизны, это вопрос к правообладателям. Сейчас есть тенденция сокращения срока открытия цифровых прав на премьерный контент. Я имею в виду сокращение времени между премьерой, к примеру, в кино или премьерой на телевидении и моментом, когда правообладатель сможет открыть цифровые права. Между этими двумя событиями, как правило, стоит срок DVD-дистрибуции. И естественно, пока приоритет отдается премьерам, второй идет DVD-дистрибуция, которая, наверное, со временем отойдет как значимое явление, и останется онлайн-дистрибуция.

-- Олег Волобуев и Михаил Паулкин уже продали миноритарные доли в RuTube?

-- Основатели RuTube Олег Волобуев и Михаил Паулкин контролируют структуры, которые обладают миноритарной долей акционерного капитала в RuTube по-прежнему. Появлялись слухи о возможной сделке, которые ими же были опровергнуты. Они сказали, что никаких переговоров не ведут, но готовы продать, если поступит выгодное предложение, что в принципе разумно для любого бизнесмена. Михаил и Олег сейчас не принимают в значительной степени участие в операционной деятельности компании, только на уровне управляющих структур. Возможно, у них есть более интересные проекты, которым они хотели бы себя посвятить. И если действительно им предложат выгодную цену за их пакет акций, то не исключаю, что они его продадут.

-- Исключает ли стратегия развития RuTube привлечение в качестве миноритарных акционеров инвестфондов, специализирующихся на инвестициях в интернет? Больше не с целью привлечь дополнительные деньги, а с целью привлечь экспертизу.

-- «Газпром-медиа» -- эффективная управляющая компания. Я сомневаюсь, что в целях какого-то стратегического партнерства возможно сокращение доли в капитале. Возможно, если такое сотрудничество понадобится, оно будет просто выстроено на коммерческой основе.

Спонсор: INFOX.ru
Категории: Медиабизнес