Духовная собственность по цене кризиса

Длительность: 7мин 56сек Просмотров: 630 Добавлено: 10 лет назад
Описание:

Возвращением РПЦ собственности, отчужденной советской властью, нынешние светские власти России намерены закрепить союз с властью духовной. Музейщики бьют тревогу: отдать церкви -- все равно что погубить. Кому, зачем и на каких условиях нужны духовные древности, изучила съемочная группа Infox.ru.

Законопроект о передаче объектов религиозного назначения конфессиям разрабатывается не первый год. Процесс то активизируется, то затухает – в зависимости от политических интересов игроков. Основной разработчик документа – Минэкономразвития.

На данный момент большинством храмов Русская православная церковь распоряжается на правах бессрочного безвозмездного пользования. Юридической основой для этого служит постановление правительства от 2001 года. За это время все приходы, которые нуждались в помещениях, их обрели. Но нынешние условия перестали удовлетворять церковь – она хочет быть не арендатором, а собственником.

Понимая, что статус собственника потянет за собой не только выгоды, но и расходы, в РПЦ заявляют: приватизировать намерены не все и не на любых условиях. В первую очередь Церковь интересуют храмы в приличном состоянии, не требующие миллионных вложений. Кроме того, как пояснила Infox.ru юрист Московской патриархии Ксения Чернега, церковь рассчитывает на «взвешенный и особый подход» со стороны государства. Особый подход должен выражаться главным образом в финансовом участии бюджета. По мнению церкви, государство должно разделить расходы и на реставрацию, и на текущее содержание.

Интересы церкви

Положение арендаторов неудобно тем, что договор без указания срока может быть расторгнут арендодателем. Достаточно уведомить за месяц. Как поясняет Ксения Чернега, такие попытки – не единичный случай. Основание – неисполнение со стороны церкви обязанности страховать арендуемые памятники истории. Приходы уверяют, что, существуя исключительно на пожертвования, они не в состоянии оплачивать страховку. Правда, вряд ли церковь избежит этих трат, став собственником. Нынешняя редакция закона «Об охране памятников культуры» подразумевает добровольное страхование. Но разрабатываемые к нему поправки вводят уже обязательное.

Любого другого собственника мог бы испугать размер налога: учитывая возможный объем нового имущества, сумма получилась бы весьма внушительная и заставила бы задуматься, прежде чем что-то приватизировать. Но не в случае с Церковью. Она пользуется льготой, а точнее, совсем освобождена от налога на имущество.

Наиболее очевидный интерес Церкви стать собственником в том, чтобы получить возможность распоряжаться как строениями, так и землей. Однако это право планируют ограничить (по крайней мере, это следует из материалов к законопроекту о передаче собственности конфессиям, о которых известно на данный момент). Согласно тексту документа, выложенного на сайте Минэкономразвития, в течение десяти лет новый собственник не сможет ни продать, ни подарить, ни перепрофилировать полученный объект.

Церковь – против. В РПЦ считают, что такая страховка чрезмерна – коммерческая деятельность запрещена уставом, а все доходы идут исключительно на нужды прихода. «Если церкви земля передана с правом застройки, то почему бы на этой земле не выстроить какой-то дополнительный объект, -- комментирует Чернега, -- и этот объект церковь, на мой взгляд, могла бы сдавать в аренду или даже передать в собственность инвестора именно для того, чтобы как-то существовать, жить».

Отношения церкви и музеев

Земля и здания – только часть того имущества, которое будет причитаться Церкви. Отдельный разговор о бесценных иконах и книгах, которые без заботы профессиональных реставраторов погибнут в считанные годы. Еще несколько лет назад церковь и музеи вполне мирно уживались под одной крышей. Но все чаще всплывают истории о конфликтах и дележе. «Сейчас режим совместного пользования уже не устраивает в полной мере Церковь, -- признается юрист Московского патриархата Ксения Чернега. – Церковь заинтересована в том, чтобы, если уж храм передан, он использовался в основном и главным образом в богослужебных целях».

Музеи бьют тревогу. Нельзя раздавать все, что собирали и берегли, считают хранители. Директор Владимиро-Суздальского музея-заповедника Алиса Аксенова за свою полувековую деятельность не раз рисковала карьерой, борясь с воинствующим атеизмом советских властей. Едва не поплатилась за то, что отстояла для музея и его экспозиций с церковными книгами и прочими религиозными атрибутами Спас-Ефимьев монастырь в Суздале – там решили делать профсоюзный профилакторий, и никто не верил, что решение отменят. Аксенова и не думала, что в православные времена снова придется держать оборону. Не так давно она перед Путиным защищала лучший не только в России музей хрусталя в Гусе Хрустальном. Эксперт доказала, что 12 тысяч уникальных экспонатов должны остаться в Георгиевском храме, расписанном Леонтием Бенуа, а прихожанам города с населением 65 тысяч человек вполне достаточно двух действующих храмов.

Но больше музейщиков беспокоит даже не «квартирный вопрос». Аксенова рассказывает о том, как в Падуе следят за фресками Джотто. Группы заводят строго на 15 минут и с 45-минутным перерывом. После каждого посещения – замеры. При малейшем изменении в состоянии фресок посещения прекращаются. Это касается как туристов, так и паломников. И тут же приводит пример из российской действительности – Успенский собор во Владимире, памятник белокаменного зодчества XII века с фресками Андрея Рублева. «Нас упрекают за их состояние, а я только развожу руками. Действующий кафедральный собор. О какой сохранности может идти речь! – сокрушается Аксенова – И свадьбы там проходят, и свечи коптят, если складываются такие условия, что надо кого-то уважить».

У Патриархии свой взгляд на проблему сохранности культурных ценностей. РПЦ готова создавать свои музеи. Но ни специалистов, ни условий, ни знаний для этого пока нет. Даже если церковь займется новой для себя деятельностью, «переходный» период может стоить невосполнимых потерь, опасаются музейщики и реставраторы.

Сырой закон

Безопаснее всего в сегодняшних условиях оставить все как есть, считает член комитета Госдумы по общественным и религиозным организациям Сергей Обухов. Постановление правительства позволяет проводить процесс передачи, но подразумевает индивидуальный подход к каждому конкретному случаю. В то время как закон унифицирует процедуру – любой объект, на который конфессия заявит свои права, будет ей передан. Исключение составляют только памятники, охраняемые ЮНЕСКО.

У государства не столько материальный интерес (переложить расходы на собственника), сколько политический, считает Обухов. Кризис – сложный период, когда поддержка действий властей со стороны церкви может быть очень кстати. Какие мотивы и чьи интересы в этом сложном и многостороннем вопросе одержат верх, пока не ясно. Еще недавно говорили о том, что законопроект на подходе и уже в апреле поступит в Думу. Но, по последним данным, между Минэкономом и Минкультом много противоречий на счет документа и ждать его в ближайшее время не стоит. «В планах Думы на это год я его не видел», -- ответил на вопрос о возможных сроках рассмотрения законопроекта депутат.

Спонсор: INFOX.ru
Категории: Закон