«Мама сказала, нас выбросили с балкона»

Длительность: 0мин 58сек Просмотров: 811 Добавлено: 9 лет назад
Описание:

В московском окружном военном суде дали показания девочки, которых, по версии следствия, в ноябре прошлого года выбросил с балкона восьмого этажа капитан 3-го ранга Николай Захаркин. Обвинение считает, что офицер выбросил приемных дочерей на почве ревности. По словам девочек, они ничего не помнят о событиях того рокового вечера и не могут объяснить обстоятельства происшедшего.

В Московском окружном военном суде заслушали показания 8-летних Даши и Кати Лапузиных. По версии обвинения, капитан 3-го ранга Николай Захаркин выбросил девочек с балкона 8-го этажа.

Заседание началось с ходатайства Захаркина, который потребовал исключить из списка вещественных доказательств мобильный телефон, с которого 12 ноября 2009 года матери девочек были отправлены СМС: «Можешь попрощаться с Дашей», затем «Попрощайся с Катей тоже». По словам подсудимого, с телефона производились звонки в то время, когда он уже находился в СИЗО «Матросская тишина».

Поэтому сообщения, отправленные с его телефона матери девочек, могли редактироваться. Однако судья отклонил это ходатайство. Допрос детей проводился в отсутствие подсудимого, в присутствии педагога Ларисы Жуковой, передает корреспондент Infox.ru из зала суда. Показания сестер не внесли ясности в обстоятельства происшедшего. Даша Лапузина рассказала, что Захаркин помогал девочкам делать уроки, ходил гулять. Иногда забирал из школы. Иногда Захаркин и мать девочки -- Ирина Лапузина -- ссорились.

Мать рассказала девочкам, что мужчина угрожал выкинуть их из окна. Сами они подобных угроз от Захаркнина не слышали. Мать девочек Ирина Лапузина, выступая на заседании, заявила, что во время совместного проживания с Захаркиным у них возникали конфликтные ситуации. Подсудимый неоднократно применял по отношению к ней физическую силу.

Хотел маму выбросить в окно

Допрос Даши и Кати Лапузиных проводили по очереди. Перед допросом судья Евгений Зубов предупредил девочек, что говорить нужно как в школе – только правду:

- Вас учили в школе правду говорить? Так вот здесь тоже надо правду говорить,

Государственный обвинитель Михаил Смирнов начал издалека, узнал, помнят ли девочки, как переехали в Москву из Владивостока, с кем жили, как называли отчима. При этом Даша и Катя в суде называли его только по фамилии, так велела им мама. «Мама сказала, что Ник (Захаркин) выбросил нас из окна и теперь мы должны называть его не Ник, а Захаркин», -- объяснила Даша Лапузина. Прокурора интересовало, помнит ли Даша какую-нибудь ссору родителей, и девочка рассказала, что Захаркин однажды собирался выбросить маму в окно.

- Можешь вспомнить, как это было?

- Мы ложились спать, потом мама кричала, нас звала Сперва, мы боялись, потом прибежали. Захаркин нас увидел, мы спрятались в шифоньер. Захаркин хотел маму выбросить в окно.

- Почему ты так решила?

- Так мама сказала.

Ирина Лапузина, в свою очередь, этот эпизод никак не прокомментировала, но рассказала присяжным, что она попросила девочек называть Захаркина только по фамилии из-за того, что после произошедшего девочки не должны обращаться к нему по-семейному. И именно она рассказала им о том, что отчим выбросил их с балкона. В школе объяснения о том, что они упали с кровати, по словам матери, выглядели неправдоподобно.

Ни одна из девочек не смогла вспомнить обстоятельства происшедшего. В ночь происшествия Захаркин уложил их спать, а дальше они ничего не помнят. Катя утверждает, что пришла в себя лишь в больнице, Даша помнит, что очнулась на земле.

Затем вопросы девочкам разрешили задать подсудимому. Однако, девочки не слишком охотно отвечали на вопросы отчима, упорно не желая на него смотреть. Сестры ограничиваясь короткими «не помню», «не знаю», «да», «нет».

Следующее заседание состоится завтра. Присяжные изучат доказательства и выслушают свидетелей со стороны зашиты. Адвокат подсудимого Анатолий Вербицкий попытается доказать то, что травмы, которые получили дети, не соответствуют травмам при падении с 8−го этажа, что детей невозможно выбросить спящими через узкое балконное окно. При этом следователи даже не рассматривали другие версии произошедшего, а сторона обвинения, по мнению защитника, обладает лишь косвенными уликами. Sms-сообщения «Можешь попрощаться с Дашей», «Попрощайся с Катей тоже» имели совершенно другой смысл и были отредактированы. Николай Захаркин не хотел отдавать детей матери, потому что она о них плохо заботилась.

Спонсор: INFOX.ru
Категории: Криминал