Родителей Глеба Агеева защитили соседи

Длительность: 2мин 39сек Просмотров: 680 Добавлено: 10 лет назад
Описание:

Преображенский суд Москвы пока не смог лишить супругов Агеевых родительских прав. Выслушав свидетелей, суд перенес заседание на конец мая. В ближайшее время супругов ждет еще один, уже не гражданский, а уголовный процесс. Наказанию подвергнут и органы опеки, допустившие избиение мальчика в благополучной семье. Российские правозащитники уверены, что для безопасности приемных детей этого недостаточно.

Преображенский суд Москвы сегодня приступил к рассмотрению гражданского дела супругов Ларисы и Антона Агеевых, воспитывавших приемного четырехлетнего сына Глеба и двухлетнюю Полину. Суд должен решить вопрос о лишении родительских прав приемных родителей на ребенка.

Ходатайство об отмене процедуры усыновления ребенка супругами Агеевыми 14 апреля подавал муниципалитет «Гольяново». Если Преображенский суд отменит опеку, то затем «Социальный приют для детей и подростков» департамента семейной и молодежной политики Москвы сможет передать Глеба Агеева другим приемным родителям.

Перед зданием Преображенского суда группа активистов, митингующих против приемных родителей, первой встретила Агеевых душераздирающими плакатами. Однако митинг из четырех человек, выкрикивавших оскорбительные слова «фашисты, гестаповцы» в адрес Агеевых быстро разогнали сотрудники милиции.

Слушание дела проходило в закрытом для прессы режиме. По очереди в суд вызвали свидетелей -- около десяти человек из числа соседей и знакомых семьи. Некоторые из них заявили в суде, что в СМИ история супругов была изображена предвзято, а Лариса и Антон Агеевы -- порядочные благополучные родители. Сами Агеевы на вопросы журналистов до и после заседания отвечать отказались. Они вышли из зала суда в приподнятом настроении и быстро уехали.

Дата следующего заседания пока не назначена. Представители прокуратуры и защитники Агеевых никак не комментируют процесс.

Сейчас дети находятся в детском доме. Прокуратура обвиняет их приемных родителей по ст. 156 УК России (неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего). Кроме того, Ларису Агееву обвиняют по ст. 117 (истязание) и по ч. 1 ст. 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшее его кратковременное расстройство) УК России. Расследование продолжается. Оба родителя находятся под подпиской о невыезде. Как рассказал Infox.ru источник, близкий к следствию, уголовные дела будут переданы в суд в конце июня или начале июля.

Виновны взрослые

После истории с избиением приемного ребенка в Ленинском районе Подмосковья прокуратура потребовала от минобразования Московской области уволить начальника отдела управления опеки и попечительства Ленинского района Татьяну Еремину. Помимо Ереминой прокуратура взялась и за начальника указанного управления Нину Фокину. Досталось и милиционерам: прокуратура потребовала уволить начальника отдела по делам несовершеннолетних УВД Владимира Скрипника и инспектора по делам несовершеннолетних УВД Юлию Горину.

Как рассказала Infox.ru руководитель пресс-службы прокуратуры Московской области Елена Рассохина, сейчас ведомство ждет ответа по данным представлениям. «Ответ должен поступить в конце мая -- начале июня», -- добавила Рассохина.

Следователи пришли к выводу, что визиты сотрудников органов опеки носили формальный характер. Это отметил и глава МВД России Рашид Нургалиев. «В 2008 году сотрудники органа опеки и попечительства дважды посещали семью Агеевых, при этом условия жизни и воспитания приемных детей надлежащим образом не изучались», -- заявил Нургалиев, выступая на внеочередном заседании правительственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав.

По словам экспертов, органы опеки действительно не обязаны тщательно следить за тем, в каких условиях живет усыновленный ребенок. «Сотрудники органов опеки -- это в первую очередь чиновники, которые работают с бумажками, -- рассказывает Infox.ru директор центра патронатного воспитания детского дома № 19 Мария Терновская. -- Это можно понять, судя по тому, как они навещают семьи, где живут приемные дети, -- визиты формальные». Согласно Гражданскому кодексу, инспекторы должны навещать приемную семью всего три раза в год. «Что такое три раза в год? Инспекторы проверяют в домах только наличие игрушек, вещей, а также справки о доходах, -- отметила директор детского дома. -- Бывают случаи, когда вместо визитов сотрудники органов опеки просто звонят приемным родителям по телефону».

Иностранцы лучше русских

Согласно данным фонда «Право ребенка», в среднем каждый год в России усыновляется около 14 тыс. детей. Сиротами ежегодно становятся около 120 тыс. детей: некоторых родителей лишают родительских прав, другие отказываются от ребенка. Из этой сотни тысяч оставшихся без родителей примерно 60-70 тыс. попадают под опеку близких родственников, еще примерно 30 тыс. государство помещает в интернаты, оставшуюся часть усыновляют или же берут под опеку посторонние люди.

Помимо органов опеки, входящих в муниципалитеты, судьбы детей решают и агентства по усыновлению. В конце апреля Владимир Путин подписал постановление правительства России, ужесточающее контроль над иностранными агентствами. Теперь зарубежные организации должны будут в пятидневный срок сообщать в Минобрнауки о гибели детей и жестоком обращении с ними, а также о невозможности адаптации детей у новых родителей. Согласно постановлению, иностранная государственная организация, желающая получить разрешение на осуществление деятельности или открытие своего представительства в России, должна теперь иметь заключения МИД, МВД и Минюста РФ.

За последние 18-20 лет иностранными гражданами в России усыновлено свыше 60 тыс. детей, оставшихся без попечения родителей. По мнению правозащитников, когда процесс усыновления идет через агентство, то несчастных случаев с детьми происходит меньше. «Агентства по усыновлению пекутся о тех детях, которых устраивают в семьи, -- отметил руководитель фонда «Право ребенка» Борис Альтшулер. -- Большинство агентств по усыновлению в России иностранные, и чаще всего клиентами этих агентств становятся иностранные граждане, россияне предпочитают усыновлять детей через органы опеки».

«Подавляющее большинство усыновленных детей успешно адаптировались в новых семьях. Но имеют место проблемы в адаптации, случаи переустройства детей в новые семьи и даже случаи жестокого обращения с усыновленными детьми и их гибели в семьях иностранных усыновителей», -- заявила ранее депутат Госдумы Татьяна Яковлева. По ее мнению, для полного обеспечения защиты прав ребенка при иностранном усыновлении необходимо, чтобы Россия подписала Гаагскую конвенцию о международном усыновлении. А чтобы принципы Гаагской конвенции о приоритете биологической семьи и национального усыновления действительно работали, международное усыновление должно быть частью единой системы, включающей как государственные, так и негосударственные организации, главная цель которой -- обеспечить право каждого ребенка жить в семье, считает Яковлева.

На сегодняшний день Министерство образования и науки России занимается аккредитацией иностранных агентств -- посредников по усыновлению, которые формируют пакет документов для потенциального усыновителя. В этот пакет помимо справок о семейном положении и годовом доходе входит и справка о здоровье будущего родителя. Однако в России никаких медосмотров потенциальный родитель-иностранец уже не проходит.

Между тем Генпрокуратура России в прошлом году выявила нарушения среди работающих в стране агентств по усыновлению в 45 российских регионах. Глава МВД России Рашид Нургалиев также считает, что органы опеки и попечительства не должны отдавать детей иностранным усыновителям без надлежащей проверки. По его словам, в ряде регионов наблюдается всплеск усыновлений иностранцами, что выглядит весьма подозрительно. «В Кировской и Волгоградской областях отмечается значительное число усыновлений иностранными «независимыми» усыновителями. Учитывая, что такие усыновители не предоставляют сведений об условиях воспитания и содержания детей, увеличиваются риски жестокого обращения с российскими детьми», -- отметил министр.

Приюты манят рублем

Но и российские детские соцучреждения уличают в уголовных преступлениях -- в основном они касаются материального обеспечения детей-сирот. «Ведомства заинтересованы каждый год получать денежные дотации на детей, -- отметил Infox.ru руководитель фонда «Право ребенка» Борис Альтшулер. -- Если они решат проблему и устроят ребенка в семью, то в следующем году они уже не получат дотацию. Это точно такая же ситуация, как с ремонтом дорог и асфальта: если дорожники все сделают хорошо и через год не будет ям, соответственно, в следующем году не будет и денег».

Среди заинтересованных, по данным правозащитников, есть, в частности, операторы, работающие в региональных департаментах образования, которые, в свою очередь, имеют в распоряжении закрытый доступ к банкам данных о детях, которые остались без попечительства. «И когда к ним приходит человек с целью взять ребенка, они затянут все до того момента, пока человек не даст взятку», -- отмечает правозащитник.

Последний громкий скандал был связан с люберецкой школой-интернатом «Наш дом», где воспитываются дети-сироты. По данным районной прокуратуры, воспитанников в назидание помещали в психиатрические стационары, где к ним применялось специальное медикаментозное лечение. Кроме того, у десяти работников интерната, в том числе у заместителя директора, учителей и воспитателей, обнаружили фальшивые свидетельства о регистрации по месту пребывания на территории Московской области. На самом деле руководство и воспитатели жили в квартирах, закрепленных за воспитанниками школы-интерната, сообщили в прокуратуре.

«Ежемесячная стоимость содержания одного ребенка составляет примерно 15 тыс. рублей, -- рассказал Infox.ru правозащитник Борис Альтшулер. -- Ребенок же получает с этой суммы сущие копейки на еду, остальное уходит на мелкий ремонт, на зарплату сотрудникам».

Глебу нужна семья

По мнению правозащитников, плачевную ситуацию с приемными детьми в России могла бы исправить общепринятая система патронатного воспитания, широко используемого в странах Европы и в США. Основной плюс системы в том, что ребенок находится не в казенном детском доме, а в профессионально обученной семье.

По заявлению директора центра патронатного воспитания № 19 Марии Терновской, патронат в нашей стране хоть и есть, но, по сути, не функционирует так, как положено в общепринятой практике. «Сейчас в соответствии с «Законом об опеке и попечительстве» патронат представлен в исковерканном виде. Профессиональнее патронатные семьи могут забирать детей только на выходные, что полностью рушит систему и противоречит основному принципу патрона, по которому дети должны находиться в семье», -- рассказала Терновская.

Именно такая патронатная семья, как уверены защитники прав детей, может залечить психологическую травму Глебу Агееву и другим детям, попавшим в беду. «Сейчас Глеб и Полина находятся в одном из семейных детских домов, -- рассказал правозащитник. -- Я не знаю, какие там условия, но им в данный момент необходимо повышенное внимание со стороны взрослых, чтобы дети не замкнулись после такого психологического стресса, к которому прибавилось и длительное нахождение в больнице».

Спонсор: INFOX.ru
Категории: Криминал